Где найти мощного целителя и прорицателя

Провидец Игорь поможет вам решить вашу проблему, какой бы сложной она ни была.

В пятницу я был на конференции только до обеда. Невозможно было не выйти в город из этого райского сада, не взглянуть на столь близкие и любимые мною древности Рима.

Конечно, в уме еще звучали доклады и дискуссии коллег, дружеский обмен мнениями за кофе и за обеденным столом за бокалом прекрасного Венецианского вина. Еще раз ощутил, как далеко увел Путин Россию от нормального человеческого общежития в 1930-е какие-то годы. Сколь грустят коллеги, первоклассные европейские ученые и политики, что правители России сделали в 2008-14 годах этот безумный выбор в пользу национализма, империализма и авторитаризма. Как опасаются теперь России и, особенно, военного союза России и коммунистического Китая. Я убедился еще раз, что Европа и Североатлантическое сообщество открыты для диалога и восстановления отношений, но только после ухода России с оккупированных в 2008-2015 годах территорий Грузии и Украины, только после смены правящего круга и восстановления нормальной демократии. В нынешних русских правителей Европа, разумная Европа не верит больше и не поверит никогда.

Мои коллеги были людьми достаточно консервативных христианско-демократических убеждений, и они единодушно высказывали надежду, что безумие в России не на долго. — Вы же Европейский народ, народ великой и богатой культуры, как Вы можете идти за Путиным и Сталиным. Что мог ответить я? Только одно — и я и наша Партия сделают всё, чтобы Россия вылезла из нынешней гибельной трясины и вернулась на путь общеевропейского развития. Наши молитвы каждое утро у гробницы святого апостола Петра давали силы верить — что так и будет, и скоро будет.

А потом я с другом последний раз вышел из уютного здания Академии, прошел уже много раз хожеными дорожками, мимо замечательной «кактусовой горки», обошел со стороны алтарей собор св.Петра и через ворота Santa Uffizio вышел из Ватикана. Швейцарский гвардеец отдал мне честь.

А потом был Палатин, толпы туристов, разноязыкая толпа тех, кто приехали со всего мира прикоснуться к камням Древнего Рима. Я с радостью замечал красивую пару сикхов и пожилого чернокожего господина с чуть заметной седой бородкой, благоговейно бредущих среди остатков дворцов Клавдиев и Антонинов. А вот влюбленная пара светлокожих скандинавов, которая не может сдержать своих чувств друг к другу близ этих древних плит, видевших так много… И строгий конфуцианского склада муж из Южной Кореи и его красавица жена в национальной длинной юбке и вышитой безрукавке.

Как замечательно, что мир стал богаче, поездки — дешевле и теперь высокая культура одних стран доступна многим и делает людей более открытыми и терпимыми к особенностям друг друга. Так было и в лучшие эпохи Древнего Рима.»Город и отечество мне, Антонину, Рим, а мне, человеку — мир: а значит, что этим городам на пользу, то мне только и благо» (Марк Аврелий Антонин 6.44). И вот из всех, кажется, городов, через две почти тысячи лет пришли к нему в гости на Палатин те, о благе которых он, не думая, — думал. А вот и музей Палатина, вот зал римских скульптурных портретов. Марк Аврелий с мудрым кротким лицом, его благородная супруга Фаустина, его прекрасная дочь — подросток Анния Луцилла с открытым умным взглядом. Вот соправитель Луций Вер. Совсем не философ на троне, но твердый и мужественный муж.

Мы всматриваемся в эти удивительные лица, столь разные, то надменно брезгливые, то похотливые и наглые, то кроткие и мудрые. Их души должно быть и ныне бродят среди развалин их дворцов, касаются собственных портретов и вновь уходят в иное… И это душей и кожей чувствуют тысячи людей, стремящихся преодолеть порой тысячи миль, чтобы на минуту стать близ них и вспомнить, кто Нерона — «какой артист умирает», кто Марка Авреля, кто что-то из Светония или Тацита…

А потом, после легкого обеда в одном из ресторанчиков совсем не туристической части Рима, уже на закате прогулка по садам виллы Боргезе, и фонтан морских коней на спуске к обзорной эспланаде, и огромные пинии, с кронами, подобными зеленым облакам на зеленом же, гелиотроповом небе…

Мы закончили этот насыщенный день в музеях Ватикана. В пятницу музей закрывается в 22.30. И опять множество людей, множество прекрасных молодых и пожилых лиц. Повсюду — и в Египетских залах, которые я, конечно же не мог миновать, в станцах Рафаэля, и в Сикстинской капелле. Господи, как прекрасно, что теперь эту божественную красоту не только могут видеть столь многие, но что столь многие желают ее увидеть. Прекрасные, вдохновленные Микеланджело и Рафаэлем лица, сияющие глаза… Это и есть подлинное учение, после которого нельзя не стать другим — глубже, лучше.

Я всматриваюсь в заупокойный рельеф шестой династии, в дверь выхода в день — скромную, совсем маленькую. Это фрагмент гробницы Ипи. И вдруг мне бросилось в глаза, кто-то, явно не скульптор, выцарапал знаки анех по всему верхнему архитраву рельефа. Чья-то заботливая, любящая рука — жены ли, сына, дочери — пожелала имаху Ипи (почтенному Ипи) вечной блаженной жизни поверх всех ритуалов…

Жизнь нескончаемая — она бьет из-под земли у гробницы апостола Петра, тонким дуновением ветра разносится по Форумам Рима, веет среди колонн разрушенных храмов, горит в кронах пиний виллы Боргезе и соединяет с собой летящими фигурами фресок Рафаэля и скульптурно прекрасными образами Сикстинской капеллы…

Она всюду, эта вита этерна, только надо уметь выходить к ней из важной, но временной повседневности. И те бесчисленные люди, что наполняли днем форумы Рима, а ночью — залы музеев Ватикана, они искали и нашли этот потаенный вход в иное…

Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *